Как боролись с коррупцией в годы Великой Отечественной войны
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

Как боролись с коррупцией в годы Великой Отечественной войны

01.04.2020

Советская власть еще до начала Великой Отечественной войны объявила о полной победе над взяточничеством и коррупцией — сделано это было весной 1938 года. Как таковой крупной и хорошо организованной коррупции в СССР не было, но с началом войны Сталин поручил органам государственной безопасности еще жестче пресекать подобные факты.

Хищения на фронте

3 марта 1942 года Госкомитет обороны СССР принял секретное постановление №1379сс «Об охране военного имущества Красной Армии в военное время». Согласно ему, за хищение оружия, продовольствия, обмундирования, снаряжения, горючего и других материалов, а также за его умышленную порчу устанавливалась высшая мера наказания – расстрел с конфискацией всего имущества преступника. За разбазаривание военного имущества полагалось давать не менее пяти лет лишения свободы.

Эта мера призвана была не столько обуздать коррупционеров в армии и на флоте, сколько заставить офицеров больше заботиться о технике, вооружениях и боеприпасах, не бросать их при отступлении, как это порой было в самое тяжелое время войны — летом-осенью 1941 года.

Масштабных воровства и коррупции в Красной армии того времени не было. Страна жила в невероятном напряжении и это касалось всех слоев общества. Крупные хищения и коррупция в армии — это примета самого конца войны либо первых послевоенных лет. Причем касалось это в основном распределения трофейного имущества, того, что было захвачено на территории Германии. Весной 1946 года органы госбезопасности начали так называемое “Трофейное дело”, в рамках которого было арестовано 12 советских генералов, а маршал Жуков лишился поста главкома сухопутных войск СССР и отправился руководить Одесским военным округом. Генералов и маршала обвиняли в том, что пользуясь служебным положением, они вывозили из Германии ювелирные украшения, ткани, автомобили, мебель, одежду и предметы искусства.

Все арестованные предоставляли справки о том, что приобрели это имущество за зарплату либо получили в подарок, но следователей это не убедило. Трое генералов были расстреляны в 1950 году, еще четверо получили от 10 до 25 лет лишения свободы. Часть историков считает, что “трофейное дело” было сфабриковано Сталиным против Георгия Жукова, пользовавшегося в то время огромным авторитетом в армии. Однако неуемный вывоз трофеев из уничтоженного Третьего рейха действительно имел место.

Стоит сказать и о вывозе трофеев солдатами и младшими офицерами. О настоящей коррупции здесь говорить не приходится вовсе. В основном, солдаты и командирский состав везли какие-то сувениры или другие небольшие предметы. Больше того, когда в одном из замков в Восточной Пруссии была случайно обнаружена настоящая коллекция работ знаменитого немецкого художника Альбрехта Дюрера, нашли ее именно солдаты. Однако, как вспоминал сам Балдин: “Они не собирались ничего воровать, потому что для солдат работы Дюрера не представляли никакого интереса. Я собирал у них последние работы, находя их прибитыми гвоздями к кузовам наших грузовиков, солдаты вешали их просто для украшения, а не из какой-то корысти или желания надругаться”.

Злоупотребления в органах

Начальник Управления контрразведки ВМФ СССР в 1943—1946 гг. генерал-лейтенант П. А. Гладков был снят с должности за незаконное расходование крупных государственных средств, присвоение автомобилей, нормируемых продуктов и промтоваров. Также он передал три автомашины в личную собственность своим замам — генералам Карандашеву, Лебедеву и Духовичу, организовал закупку в комиссионных магазинах и у частных лиц имущества для сотрудников управления контрразведки ВМФ на 2 млн 35 тыс. руб. В 1947 г. Гладков отделался административным взысканием.

Другой случай - начальник Дубровинского РО УНКГБ-УМГБ по Тюменской области А. Д. Королев в апреле 1948 г. был обкомом партии снят с должности за присвоение госсредств (подделывал денежные документы, присвоив 7343 руб.) и как не справившийся с работой, а несколько месяцев спустя оказался под судом военного трибунала.

Злоупотребления в тылу

Во время Великой Отечественной войны советские города подвергались систематическим налетам немецкой авиации, причем нередко целями бомбардировок были жилые кварталы города. Иногда воздушные тревоги объявлялись по пять-шесть раз в сутки и чаще. Это приводило к тому, что значительная часть населения покидала свое жилье и долгое время находилась в укрытиях. Имущество же оставалось без присмотра. Многие жители городов уезжали в эвакуацию, некоторые дома попросту пустели. Кроме того, основная масса граждан работала по 10-12 часов, опять же надолго оставляя свои дома и квартиры. Не случайно, что самыми распространенными преступлениями стали кражи из квартир, чьи хозяева либо погибли при бомбардировке, либо временно покинули их в связи с воздушной тревогой.

Встречались мародеры, которые не гнушались и вещами, находящимися при убитых. Но ситуацией пользовались и должностные лица. Январь 1942 года – военной прокуратурой Москвы были арестованы управдом домоуправления №96 РЖУ Бауманского района С.И. Филяев, делопроизводитель того же домоуправления Р.А. Аникина и мать последней М.И. Курочкина. Эти граждане, пользуясь своим служебным положением, вскрывали опечатанные квартиры эвакуированных и похищали из них оставшееся имущество, которое потом продавали. Трибунал по законам военного времени приговорил Филяева и Аникину к расстрелу, а Курочкину – к 10 годам лишения свободы.

Откосить от войны

Как пишут Дмитрий Дёгтев и Дмитрий Зубов в книге «Будни советского тыла. Жизнь и труд советских людей в годы Великой Отечественной войны», в июле – сентябре 1944 года по приказу Лаврентия Берии органы НКВД, НКГБ, прокуратуры, а также СМЕРШ провели масштабную операцию по выявлению дезертиров и уклонистов. В результате по всей стране было арестовано в общей сложности 87 923 дезертира и ещё 82 834 уклониста от службы. Таким образом, всего в лапы органов попало почти 171 тыс. человек. Такой улов объясняется не только активизацией поисков, но и тем, что многие «непатриоты» к лету 1944 года уже потеряли бдительность и уверовали в собственную безнаказанность, вышли из подполья.

Попутно органы НКВД и НКГБ раскрыли множество «контор», в которых за взятку, как сейчас принято говорить, «отмазывали» от армии. Берия в своем докладе в ЦК партии и правительство писал: «10 сентября с.г. УЕКВД Ворошиловрадской области арестовано пять работников Ворошиловградского военкомата… Эти лица выдавали фиктивные свидетельства о болезни военнообязанным и освобождали их вовсе или на время от службы в Красной Армии, получая за это взятки от 2 до 10 тыс. рублей.

Для детей богатых родителей существовал другой способ «откосить» от армии: по договоренности с милицией их арестовывали за выдуманные мелкие преступления и отправляли в зону общего режима, расположенную на окраине родного города, естественно за взятку. Там их вскоре расконвоировали — разрешали на время выходить без охраны за пределы колонии и предоставляли непыльную работу. А сразу после Победы эти лица за примерное поведение условно-досрочно освобождались.

Проблемы милиции в годы Великой Отечественной войны

В годы войны органы милиции проделали большую работу по борьбе с бандитизмом и другими видами преступности. Однако были в них и серьезные проблемы. Нехватка кадров зачастую вынуждала брать на работу малообразованных и малокультурных людей, не проверяя, чем те занимались в прошлом. Поэтому и среди стражей порядка имела место преступность и нарушение законности:

Так «4 июня 1943 г. начальник Вадского райотдела (Горьковская обл.) НКВД Карпов организовал прямо на работе коллективный «праздник», в котором по его приглашению приняли участие секретарь отдела Лапин и участковый уполномоченный Патин, бывший в тот день одним ответственным дежурным. Пока милиционеры поднимали тосты за Победу и за Сталина, сидевшие в камере предварительного заключения лица совершили подкоп и сбежали. Всего из лап милиции удрали семь человек. Этот вопиющий случай стал известен даже в Горьковском обкоме ВКП(б)».

В целом для СССР времен войны характерна не столько коррупция  в нынешнем ее понимании и виде, и хорошо организованные крупномасштабные хищения, сколько мелкое воровство, зачастую продиктованное необходимостью. Желание заниматься противозаконной деятельностью отбивалось строгими приговорами и неминуемым наказанием, потому что в советском обществе того времени уйти от уголовного преследования было крайне затруднительно. Важную роль сыграло и чувство единения, сплотившее население СССР во время войны.